Добавить в избранное
Вик Армстронг

Чужие. Начало...

«Научная фантастика вырывает из нас наши самые глубокие страхи и надежды и потом показывает их нам под жесткой личиной монстра или ракеты.» — В.Х. Ауден

«Мы живем так же, как и спим – в одиночестве.» — Джозеф Конрад.

Именно с таких эпиграфов начинается сценарий первого чужого. И именно этими словами фильм и три его продолжения наиболее точно характеризуется. Монстр и одиночество. Глубокий космос, скрывающий «чужую» расу, враждебную всему человеческому. И одинокий боец, война которого против существа, являющего собой полную противоположность человеку, вырастает из масштабов спасения собственной жизни в масштабы сохранения существования всего человечества. Несколько талантливых людей собрались вместе и воплотили на экране то, что поражает, пугает и завораживает зрителя на все 100% в течение вот уже 25-ти лет. Четыре фильма о «Чужих». С чего все начиналось и чем все закончилось (и закончилось ли)? Обо всем по порядку.

История начинается в 1975-м. Примерно тогда Дену О’Беннону, в те времена еще никому неизвестному сценаристу, пришла в голову интересная идея – каково это: натравить на пилотов корабля времен Второй Мировой гремлина, злого гнома по поверьям приносящего летчику неудачу. Однако мода на монстров в кино прошла, казалось тут перепробовали уже все. О’Беннон посчитал, что идея малоперспективна и забросил ее. Но уже через пол года написал новый сценарий, в котором использовал элементы своей нереализованной идеи. Сценарий назывался «Память» и рассказывал историю семи пассажиров комического корабля, находящихся далеко от дома в глубоком космосе и берущих на борт восьмого, ужасного пассажира… Уже что-то знакомое, правда?

В эту работу О’Беннон уже верил и забрасывать ее не собирался. Была только одна проблема – найти режиссера. Обилие научной фантастики на экранах и по телевидению не способствовало продвижению сценария. Но вот наступает 1977-й год и О’Беннон знакомится с Ридли Скоттом. Вместе они начинают работать над «Дюной» — еще одной научно-фантастической экранизацией романа Френка Герберта. В этом же проекте принял участие еще один человек, сыгравший в появлении «чужих» важнейшую роль – Ханс Руди Гигер, тогда еще малоизвестный художник родом из Швеции, о нем подробнее поговорим позже. Гигеру досталось разрабатывать дизайн песчаных червей и еще некоторых элементов декора фильма. Но проект закрыли, «скоттовской» версии «Дюны» мы так никогда и не увидели. Позже «Дюну» снял Линч. Фильм вышел противоречивым и обильно обруганным критиками. Кто знает, какой могла бы быть «Дюна» с О’Бенноном, Скоттом и Гигером? Но именно неуспех с «Дюной» привел к тому, что Скотт и О’Беннон начали работать над экранной реализацией «Памяти». У Скотта было много идей, но не хватало одного элемента – монстра.

Летом 1977 г. О’Беннон звонит Гигеру и сообщает о готовящемся новом проекте. Оченью того же года Гигер издает свою книгу «Некрономикон Гигера». Он отправляет ее О’Беннону, а тот показывает работы художника Скотту. Скотт видит фигуры получеловека–полумонстра и понимает, что нашел то, что искал. Как он призается позже — «Я сразу понял – это оно! Я ни в чем еще не был так уверен в своей жизни!»

Итак Ханс Руди Гигер. Родился в семье аптекаря в маленьком швейцарском городке Чур. Первые свои работы начал публиковать еще в 1959-м. в журнале своей школы и еще нескольких подпольных изданиях. Еще со студенческих лет Гигер проявляет увлечения различного рода сатанисткими вещами – он селится в проклятых домах, собирает предметы, использующиеся в черной магии. Большая часть работ Гигера пронизана двойственной темой зародышей и механизмов. Многие ассоциируют его творчество со злом, в 1975 г. он даже учувствует в Париже в выставке посвященной дьяволу. С 1976 г. начинает работать и в кино. Разрабатывает дизайны костюмов для некоторых фантастических фильмов. Кроме почти всех частей «чужих» (в камероновской Гигер почти не принимал участия) и нереализованной «Дюны» замечен также в таких крупных проектах, как «Полтергейст-2: другая сторона» и «Специи».

Начало 1978 г. Проект развивается вовсю, сценарий редактируется и переписывается. Интересно, что в первых его вариантах Рипли был мужчиной, а финал задумывается куда более мрачнее, чем тот, который мы в итоге увидели.

Февраль 1978 г. – Ридли Скотт и еще двое продюсеров с Fox подписывают с Гигером контракт. Художник начинает работать над «чужим». Изначально Гигер хотел сделать абсолютного нового монстра, но Ридли Скотт бы непреклонен – он хотел воплотить на экране то, что видел в «Некрономиконе». Первые работы Гигера были отклонены из-за того, что «носили слишком ярко выраженный сексуальный характер». Проходит три месяца и Гигер делает около 30-ти рисунков монстра, отправляет все их в Англию, где скульпторы должны вылепить «чужого». Гигер прилетает в Англию и смотрит результаты. Они ему не нравится, он начинает работать над физической моделью своего чужого сам. Но не только внешность «чужого» — работа, которую выполняет художник. Кроме этого он также разрабатывает внешность «космического жокея» (окостенелого инопланетянина, которого найдут главные герои на бесплодной планете), а также декор корабля и пейзаж планеты.

Гигер волновался, что не успеет сделать все вовремя, но продюсеры с Ридли Скоттом во главе были готовы дать ему столько времени, сколько потребуется. С одним условием – конечным результатом должен был стать костюм, подходящий человеку. Гигер использовал в работе довольно необычные материалы. Когда он попросил помощника принести ему кости, тот притащил целый ящик костей, в котором был также человеческий череп. Именно им он воспользовался, чтобы создать «лицо» чужого (разве что избавился от челюсти, чтобы избежать слишком большой схожести с человеком). Еще один интересный факт – сначала чужой должен был быть полупрозрачным, но возникли трудности с материалом, необходимым для реализации такой идеи и от затеи пришлось отказаться. Когда примеряли первый вариант костюма, выяснилось, что из-за длинной тяжелой головы, ему тяжело держать равновесие. Тогда Гигер добавил на спину чужого шипы, чтобы сбалансировать вес верхней его части. Гигер так и остался недовольным результатом своей работы и собой вообще. Планируемые несколько недель превратились в месяцы работы, но, наконец, она подошла к концу. Кроме дизайнерских работ он также продумал много моментов из анатомии чужого и описал весь цикл его жизни. В его версии не было никакой королевы (ее придумал позже Камерон), согласно его теории каждый чужой должен был откладывать всего одной яйцо с одним паразитом в нем. Когда работа подошла к концу, Гигер предоставил Скотту трех чужих – одну модель и два костюма. Один из костюмов был предназначен для человека, ростом около 2 м. 10 см. (носил в фильме его Болэджи Бодэджо), второй наоборот – для низкорослого специально обученного человека. Кстати, большой вариант костюма изначально должен был носить Питер Мейхью. У него уже был подобный опыт – под мохнатым обликом Чубаки из «Звездных войн» скрывался именно он.

Все готово, пора приступать к съемкам. К этому моменту сценарий еще несколько раз переписали, Рипли наконец стала женщиной. Актеров на все роли подобрали быстро, в том числе и на главную. Элен Рипли должна была сыграть Вероника Картврайт. Она была утверждена на эту роль, когда на горизонте появилась Сигурни Уивер, тогда еще малоизвестная дочь продюсера телекомпании NBC. К этому моменту на счету Уивер не было ни одной значительной работы (два полнометражных фильма и два сериала). Но продюсеры снимают с роли Картварйт и берут на ее место Уивер. Однако Картврайт не покинула проект — ей была предложена вторая из двух женских ролей в фильме, на этот раз второстепенная. Возможно, кто-то другой из гордости отказался бы от такого «понижения», но не Картврайт. Как мы видим теперь, она блестяще справилась с ролью штурмана Ламберт и более того — получила за нее премию Academy of Science Fiction, Fantasy & Horror Films, как лучшая актриса второго плана (аналог Оскара в фантастических фильмах).

Коммерческий грузовой корабль «Настромо» (название корабля «Настромо», а также название эвакуационного шатла «Нарциссус», на котором в конце фильма спасается Рипли, позаимствованы О’Бенноном из книг Джозефа Конрада) возвращается на Землю, на его борту 7 членов экипажа. Бортовой компьютер ловит сигнал SoS неизвестного происхождения с необитаемой планеты и, как и предписано инструкциями в таком случае, выводит экипаж из космического сна. Пока часть экипажа спускается на планету и находит инопланетный корабль с яйцами неизвестных существ и погибшим инопланетянином (космический жокей), другая, оставшиеся на «Настромо», обнаруживают, что сигнал является предупреждением, а не просьбой о помощи. Одно из яиц открывается и выпускает паразита, мгновенно прилипающего к голове одного из них, Кейна (Джон Харт). Не смотря на опасность, Кейна с паукообразным существом на лице все-таки вносят на «Настромо». Корабль возвращается на курс к Земле. Через некоторое время паразит сам отваливается и умирает, а Кейн приходит в себя. Еще никто не знает, что в организме Кейна быстро развивается еще один, «чужой» организм.

Съемки проходили с 5 июля 1978 г. по декабрь 1978 г. на студии в Шеффертоне (Англия). Больше всего проблем доставлял костюм чужого. Из-за того, что его постоянно обливали синтетической слизью, краска каждый день слезала, и приходилось красить его снова и снова.

К моменту окончания съемок от первоначального сценария «Память» осталась только идея, все сюжетные ходы пересматривали уже в процессе, что касается диалогов – то большая их часть вообще была полной импровизацией – Скотт позволял актерам придумывать себе реплики самим. Рабочим вариантом названия фильма было “Star Beast” («Звездное чудовище»). Некоторое время ходил слух, что когда снимали знаменитую сцену, где маленький чужой разрывает грудную клетку Кейна, никто из актеров толком не знал, что должно произойти – суть сцены им объяснили, но как это будет происходить – нет. Позже кто-то из съемочной группы это опроверг, добавив, правда, что Вероника Картврай действительно не знала, что из тела Кейна будет бить фонтанами кровь. Правда или нет, но ужас на лице Картрайт в описанной сцене очень правдоподобный. Когда снимали сцену с космическим жокеем, Скотту показалось, что декорации слишком маленькие. Он не стал переделывать декор и самого жокея, а вышел из ситуации очень оригинально –сделал маленькие скафандры и одел в них троих детей (двое из которых были его собственные). В результате инопланетный корабль и его пилот выглядят гораздо больше, чем есть на самом деле.

Как я уже говорил ранее, финальную сцену О’Беннон и Скотт задумывали в довольно мрачных тонах. Но студия ее отклонила и сейчас вы поймете почему. Вариант был такой. Чужой в финальной сцене откусывает Рипли голову (!!!), садится в кресло пилота и начинает ее голосом записывать сообщение для Земли. Согласитесь — такой финал был не лучшей идеей. Поблагодарим продюсеров из Fox – если бы не они, то в лучшем случае мы бы имели продолжения без Сигурни Уивер, а в худшем – не имели бы его вообще.

Фильм выходит на экран. При бюджете в $11 млн. он собирает только в США кассу $60,2 млн. Для фильма семидесятых — результат потрясающий. Затем мировой прокат – и снова успех (испанская и польская версии носили подзаголовки «8-й член экипажа Настромо»). Затем премия «Оскар» за визуальные эффекты и еще букет премий от не столь значительных «академий».

Удачная идея, хорошее визуальное и актерское исполнение дали начало одному из самых знаменитых широкоэкранных фантастических сериалов.



Источник: www.kinotime.ru
   
© 2007
создание сайтов
фирменный стиль, разработка фирменного стиля